lengvar (lengvar) wrote in fulcrum1399ad,
lengvar
lengvar
fulcrum1399ad

С какой стороны посмотреть: 24 июня 1959


От прежнего владельца Ким  в новоприобретенной квартире оставил только антикварный столик и огромное зеркало в прихожей, заключенное в раму из черного обсидиана. Ким Вайн работал риэлтором 13 лет, но своего жилища до сих пор не имел.  И вот, такой шанс: большая удобная квартира в хорошем районе, хозяева которой срочно решили эмигрировать, и по этой причине, не торгуясь, распродавали все.  Что как раз позволило Киму в тридцать лет осуществить мечту по разрешению квартирного вопроса.

Сегодня он весь день таскал на свалку старую мебель и мешки с мусором.

 - Откуда я его столько наскреб? – удивлялся Ким. – Вроде пустая квартира?

Закончив уборку, молодой человек  остановился перед зеркалом, подмигнул своему отражению: «Хоть что-то хорошее в этой квартире сегодня увидеть». Все еще пыльная поверхность отразила невысокого, чуть раскосого крепыша с шапкой темных, немного кучерявых  волос, упрямо сползающей на глаза. Ким любовно протер зеркало. Определенно, эта штуковина ему нравилась. Явно старее этой квартиры.

- Наверное, многое повидало на своем веку. Может, туристов на него водить смотреть? - молодой человек ухмыльнулся самому себе, пригладил волосы. – Но вряд ли. Вот если бы там какое привидение жило. А впрочем…

Ким подобрался, сделал серьезным лицо, подбоченился, простер руку к зеркалу, и торжественно произнес:

- Сим объявляю, что вы, жители зеркала, отныне да пробудитесь!

Постоял в такой позе минуту, разглядывая себя, потом рассмеялся и пошел на кухню пить чай.

***

Потрескивание, идущее отовсюду. Дуновение ветра, легкое, как шепот, неспособное потревожить даже вековую пыль. Только эти звуки и наполняют бескрайний пустой зал. Огромный одинокий Трон у одной из стен, драпировка по всему периметру, пол – всё одинакового серого цвета.

Внезапно порыв воздуха сдувает кусок ткани, на ближайшей от трона стене. Ткань в воздухе распадается веером мельчайших частичек, словно пепел, взметнувшийся от потухшего костра. Черный мрамор обнажившегося куска стены матово поблескивает.

- Вы…вы…вы…- легким  дуновением ветерка шепот проносится по залу, становясь громче рядом с троном.

- Жители… жители… жители… - рябь идёт по воздуху, подобно волнам жара, расходящимся от сильного пламени. Местами воздух еле заметно уплотняется, как будто обрисовывая контуры человеческих тел.

- Отныне… отныне… отныне… - по черному мрамору сполохами пламени пробегают красные полосы. Поверхность камня начинает светится, кажется, что она подогревается изнутри. Точно таким же цветом мерцает пространство над сидением Трона, формируясь в красно-черную фигуру. Фигура хлопает в ладони, и зал заполняется бесконечно глубоким и чистым звоном, вечно длящимся на одной ноте. Кажется, если изменится звук хоть самую малость, то мир разобьется вдребезги.

- Пробудитесь!... Пробудитесь!… Пробудитесь!... – Бегущие полосы на мраморе застывают, формируя величественную тень на стене. Трон обретает человека, властно восседающего на нем. Зал наполняется тысячами людей. Лица и одеяния у всех одинакового землистого цвета. –

 … и мертвые сберегут живых. – Заканчивает начатую неизвестно когда и кем фразу Тот, кто воссел на троне.

- Да, Первый Господин… - шелест голосов по залу. – Первый Господин, мы дадим ему силу?

 - Закон Ма говорит, что надо поощрять службу. Любую службу любого. - Отвечает фигура на троне. - Мы дадим ему силу.


  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment